Преодолеть сибирский провал

Поддержать Штурмновости и Народное ополчение: ЖМИ!!!

«Богатства России Сибирью прирастать будут», - сказал величайший русский ученый и мыслитель Дмитрий Иванович Менделеев. Но сейчас, положа руку на сердце, можно сказать, что освоение Сибири русским народом, увы, провалилось. По сей день в том краю заселена и обжита людьми лишь узкая полоска земель, никак не соответствующая размерам огромного края. Люди, которые заселяли те земли либо скрываясь от властей, либо, наоборот, подталкиваемые туда властями, всегда воспринимали их чужбиной. Жизнь на ней – необходимость, порождающая надежду покинуть неродной край, едва к этому появится возможность.

Русский народ так и не смог понять Сибирь, а раз он ее не понял – то и не освоил. Все проекты освоения тех далеких суровых земель неизбежно связывались с выработкой какого-либо из их исчерпаемых ресурсов. А выработка всего, что имеет предел, всегда рисует картину того, что останется потом, когда вырабатывать станет уже нечего. Съеденные ржавчиной, покосившиеся буровые вышки, мертвые рыжие механизмы, кустарники, разросшиеся на старых свалках, холод и темнота пустых окон брошенных вахтовых бараков. Заросшие травой следы от какой-то техники и останки этой техники, которые больше никуда не поедут. Если такой конец неизбежен, то к чему тогда и начало?!

Все сооружаемое в Сибири, особенно – в северной, обещает стать брошенным. Если не через 50 лет, то через лет 100. В ней как будто не за что зацепиться, удержаться, пустить корни…

Жизнь Европейской России зарождалась вокруг точек сакральной географии. Священные валуны и рощи обращались в храмы древней веры, а потом на их месте воздвигали кресты, строили монастыри, вокруг которых раскидывались города с ремеслами и торговлей. Позднее ремесла обращались в мануфактурную промышленность, та, в свою очередь – в индустрию, из которой ныне пробиваются постиндустриальные ростки. В Сибири же священные места коренных ее народов давно забыты или не вызывают у русских интереса. А проведение раскопок в тех краях сопряжено с многими трудностями. Ведь сибирский климат – далеко не крымский. И все же я замечу, что проведение археологических раскопок в Сибири – задача стратегически важная, ведь она связана с ее обживанием, ради этого можно пожертвовать даже дальнейшим изучением Крыма – он и так обжит неплохо…

Широкому освоению Сибири должно предшествовать столь же широкое ее сакрально-географическое исследование, ибо все попытки простого прививания ей уже существующих технологических укладов, вывозимых из Центральной России и создание на их основе системы расселения, будет неизбежно отторгнуто сибирской землей. В то же время каждый открытый сакрально-географический объект Сибири должен сделаться центром нового поселения, вокруг которого и будет разворачиваться хозяйственная жизнь.

Впрочем, одну группу таких объектов мы можем выделить уже сегодня. Это – сибирские реки. Обь, Енисей, Иртыш, Лена, и далее – Индигирка, Колыма… Есть достаточно сведений, что их поймы служили путями движения древних Ариев с погибшей Прародины, и как раз этим путем арийская культура была занесена, в частности, в Монголию и Японию, где ее следы – очевидны. Все эти реки несут свои воды в сторону Ледовитого Океана, и, как знать, быть может именно они предназначены для нашего грядущего возвращения к воскресшей после долгих тысячелетий Прародине. Потому опорой для освоения Сибири должны стать именно ее реки.

Заметим, что реки – основной возобновляемый ресурс Сибири, им не грозит исчерпание, а, значит, и та печальная картина финала хозяйственного присутствия русского человека, которую я описал выше. Значит, благодаря рекам в сибирских землях можно закрепиться навсегда.

Прежде всего реки – это источник практически неисчерпаемой энергии. Понятно, что перекрывание больших рек исполинскими плотинами – задача технически невыполнимая и чреватая серьезными последствиями для природы региона, да и для сакрально-географических объектов тоже. Потому следует строить бесплотинные электростанции, технология которых разрабатывается в настоящее время, а их меньшее КПД может быть компенсировано их большим количеством. Совершенствование технологий высокотемпературной сверхпроводимости позволит передавать их энергию на большие расстояние. По соседству с ними можно возводить также атомные, а в перспективе – термоядерные электростанции, и малая населенность региона из проблемы сделается благом, позволяющим снизить возможные риски. Большие перепады температур, характерные для Восточной Сибири, особенно региона Оймякона и Верхоянска, кстати, тоже могут быть использованы современной техникой для получения электрической энергии. Так Сибирь сделается главным энергетическим пространством России.

Передача электроэнергии на Урал позволит реконструировать его металлургию, переведя ее на цикл прямого восстановления железа, т.н. бездоменную металлургию – создающую меньшую нагрузку на природную среду и дающую сталь более высокого качества. Такие предприятия можно развертывать и в самой Сибири – где имеются месторождения железной руды и есть возможность для людских поселений. Примеры таких мест – Покровск (который возле Якутска) и Усть-Илимск. А медную металлургию Южного Урала можно будет перевести с опасного для природы пирометаллургического цикла на гидрометаллургический цикл, дающий к тому же более чистый продукт.

Также возможно развитие производств легких металлов – алюминия (и его сплавов) и титана, месторождения которого обязательно должны быть обнаружены в Сибири, в районе Иркутска они уже открыты. Так освоение нашего земного, сибирского космоса поможет освоению и космоса внеземного.

Избыток вод Оби и Иртыша, часто приводящий к катастрофическим паводкам, может быть переброшен через сеть трубопроводов в земли, прежде именовавшиеся Южной Сибирью, а ныне названные Северным Казахстаном. С освоением тех плодородных, но безводных земель современное государство Казахстан едва ли справится, и потому они должны быть переданы России как минимум – в долгосрочное пользование. Тем более, что в тех краях преобладает этнически русское население. Программа освоение тех земель была дискредитирована в эпоху правления Н.С. Хрущова, ибо не имела под собой необходимой научной базы, и ряд работ, таких как высаживание лесных массивов и создание искусственных водоемов просто не проводилось за ненадобностью. Ныне подход к работе с теми землями должен быть осторожным, прежде всего направленным на создание благоприятных условий для сельского хозяйства, в том числе и через смягчение климата за счет грамотного обводнения о облесения территории. Пахота и сев должны стать уже следующим этапом в аграрном освоении той земли, когда для них будут созданы подходящие условия. Южная Сибирь сможет прокормить остальные сибирские земли, которые, в числе прочего, будут поставлять для них и минеральные удобрения, производство которых отличается большой энергоемкостью. Тем более, что Северо-восточная Сибирь содержит в себе значительные залежи калийных солей и фосфатов.

В некоторых местах Восточной Сибири имеются месторождения базальта, и при избытке энергии мы сможем получать новый материал, имеющий широчайшее, в том числе и космическое применение – базальтовое волокно. Также появится возможность извлечения редких и редкоземельных элементов, без которых промышленность не может шагнуть на уровень производства качественно новой продукции. Месторождениями этих жизненно необходимых элементов как раз богата Восточная Сибирь.

Постепенно энергетический скелет Сибири будет расширяться на самые ее глухие и необжитые края – на восток, в сторону Индигирки и знаменитой Колымы, ныне использующиеся лишь как источник золота. Развитие внутри нового энергетического скелета позволит выявить в тех краях множество полезных ископаемых, в том числе и стратегически важных. Пробуждение от вечного сна этого глухого угла Сибири позволит проложить через него транспортные пути в стратегические районы северной части побережья Тихого Океана – на Камчатку и Чукотку.

Сезонные речные пути потребуют дублирования в виде широкого развития рельсового транспорта, потому вторым элементом каркаса Сибири станут железные дороги. В краях же, затрудняющих железнодорожное строительство, возможно создание альтернативных транспортных путей, например – струнных магистралей, позволяющих перевозить над земной поверхностью грузы, упакованные в контейнеры, с использованием особых направляющих, натянутых на анкерные опоры.

Новое развитие получат порты Северного Морского Пути. Особое внимание следует обратить на порт Тикси, лежащий в дельте Лене, которая географически похожа на уменьшенную копию нашей погибшей Прародины. Обилие речных рукавов позволит получать обилие энергии, а сам порт может быть использован, в частности, для добычи уникальных полезных ископаемых со дна Северного Ледовитого Океана. А если рассматривать не только его утилитарное значение, то он может стать базой для исследования дна Ледовитого Океана и поиска нашей погибшей Прародины. 

Энергетическое развитие Сибири изменит и сегодняшние отрасли хозяйства, которые кажутся на данный момент для Сибири – традиционными. Например, энергетические полезные ископаемые можно будет перерабатывать на месте с получением химического сырья, полимерных конструкционных материалов и т.д. Истощение же нефтегазовых запасов тоже не станет для Сибири фатальным, ведь Западная Сибирь, к примеру, богата торфом, запасы которого в ней превосходят запасы всего мира. Избыток электрической энергии позволит перерабатывать торф по технологии гидрогенизации с получением химического сырья и топлива, что будет решением широко обсуждаемой сейчас проблемы исчерпания углеводородных ресурсов.

Внутри «энергетического каркаса», усиленного каркасом транспортным, изменится даже такая «дремучая» сибирская отрасль, как лесная промышленность. Лесное хозяйство сможет сделаться плантационным с глубокой переработкой древесины и производством кроме собственно, пиломатериалов, еще и целлюлозы, лесохимической продукции, бумаги, канифоли, скипидара, а также лесных ягод и лекарственных растений.

Обжитая ныне часть Сибири, прилегающая к Транссибу, сделает технологический «шаг» и придет к развитию новых, высокотехнологических отраслей промышленности – авиационной, космической, электронной, атомному машиностроению, для чего она имеет достаточный потенциал (особенно такие города, как Томск, Омск, Новосибирск, Иркутск, Красноярск).

Освоение Сибири значительно расширит пространство нашего расселения, а, значит, увеличит и численность нашего народа, ибо, как показывает опыт многих цивилизаций, это процессы – взаимосвязаны. Обжитая, крепкая Сибирь намертво привяжет к русским землям стратегически важный Дальний Восток и поставит преграду на пути проникновения соседних народов. 

Таким образом освоение Сибири сделается необходимой стартовой площадкой для русского броска в космос. И опыт, который мы получим при ее освоении, несомненно, пригодится нам и в космическом броске.

Андрей Емельянов-Хальген

2013 год    

Источник: 

из почты НОМП - ПБ

Те, кто готов действовать, связаться с нами. жми сюда