Ю.Екишев. Мотивация войны.

Поддержать Штурмновости и Народное ополчение: ЖМИ!!!
Автор: 
Юрий Екишев

Духа не угашайте.

Ап.Павел

 

 

Война идет. Не культурная, не политическая, не религиозная. В первую очередь цивилизационная. Давно, долго, скрыто и явно. Хотел бы кто из русских этого или нет – война идет по всей территории и касается каждого. Что это за война? Кто перейдет черту от скрытой, к явной, «огневой войне»? Что необходимо сделать, как, и, главное, зачем?

В этой войне падают миллионы. И изменяются те, кто еще физически жив. В этой войне сгорают деревни, города и предприятия. И растут  торгово-развлекательные центры. Дети лишаются будущего. А чиновники приобретают его, становясь офшорным миллиардерами. Искажается русская история и отношения между людьми. И расцветает бесстыдство и продажность.

Изменяются не просто нормы жизни, или навязывается чужая религия или политическая воля.

Изменяются и уничтожаются мотивационные настройки всей русской цивилизации. Это и есть объект войны.

 

Как цивилизации Русь и Израиль практически противоположны по всем векторам, как утилитарно-прагматическим, так и трансцендентным. Проще говоря – в отношении земного и небесного, материального и потустороннего, индивидуального и коллективно-соборного. У нас противоположно и несовместимо все: генотипы и, соответственно, фено- и психо-типы; векторы «действия-бездействия», мотивации и все «зачем», «что делать», «как», «почему», «к чему все идет».

Что для нас «мир», то для них «война». И наоборот.

Образно, сошлись рай и ад, добро и зло, смыслы жизни и существования, традиции и культура, способы отношений мужчин и женщин, предков и потомков, отношения к прошлому и к будущему…

Эти во многом невидимые смены курса, переориентации, испытывает любой человек, конечно, не осознавая их как плод цивилизационной войны, неосознанно, реагируя скорее чутьем или изменяясь психически. Но все это входит в жизнь, в поведение, в смысл и наоборот обесценивание жизни.

В этой войне будет только один победитель. Жизнь второго на территории России в таких условиях не предусматривается.

 

Все онтологические принципы различения понятий добра и зла приводят к мотивационным системам «действия-бездействия». Либо возможности действия в определенных условиях. Либо отсутствия страха при наступлении кризиса, краха, подступившего края.

У тех, кто еще жив, меняется этот цивилизационный набор. И он бывает настолько пестр и разнообразен, как «ирландское рагу», состоящее из остатков всех продуктов, запеченных в одном пироге… И зачастую эта смесь не просто несъедобна для русского человека, а крайне ядовита. Некоторые уже сами шагнули за грань разрешения этого конфликта, как сотни офицеров, ежегодно «не вписывающихся» в рынок. Некоторые совершили иную форму самоубийства, перестав быть теми, кто они есть. Став «объектами» всевозможных «пирамид Маслоу», утратив личностные черты и способности к восстанию. Случаи организованного сопротивления редки и скорее потенциальны, поскольку для резкой смены баланса мотиваций не хватает «чего-то», внешнего, толчка, примера, аналогии, пункта сбора и мобилизации.

Столкнулись противоположности. Вещество и анти-вещество.

Выжить или спастись.

Свобода (у кого-то индивидуальной воли, у кого-то коллективной, жертвы своей жизнью, или чужими судьбами, ответа Богу «да» или, напротив, «распни»…) порождает цивилизацию, а поддерживает ее справедливость (так же в каждой цивилизации отмеренная своеобразно).

 

Израиль. С точки зрения классификации цивилизаций, Израиль плод уникального соединения доминирующей унитарно-трансцендентной мотивации. Если говорить проще, в основном определяющем довлеющем обобщении, где «божеством и является маммона», Золотой телец. «Материальный успех и есть признак успешности веры». Все, в том числе и власть, измеряется количеством средств. Власть порождает деньги и в обратной перспективе они укрепляют власть, являясь еще и источником «вдохновения», трансценденции, религиозной эйфории, выливающейся в неуемной жажде власти и уничтожении любых конкурентов. Напомню, это божество сотворила группа, посредством выбора. И каждый дал часть золота на его изготовление. И это апофеоз выбора человеческого. Для них только тот «свой», кто причастен этому тварному золотому идолу. Остальные – как минимум чужаки. Это направление устлано телами жертв всевозможных страстей. Поскольку цивилизации с доминирующей мотивацией не способны долго существовать самостоятельно, то Израиль вынужден кочевать и паразитировать на остальных. Не было у него на протяжении тысячелетий своего государства. Ни храма. Отсюда навык постоянного выживания в условиях враждебной среды.  Мотивация – не просто выжить. А отомстить за это вечное гонение и выживание. Овладеть всем миром. Любое событие в мире трактуется только как «плохо-хорошо» относительно Израиля, будь то мир, война, перемирие, революция, дипломатия. Война и революция как способ ослабления остальных в борьбе за «мир», где будет царствовать Израиль. «Дипломатический мир», как способ ослабления того, кто готов усилиться и выиграть войну (как, например, позор российской дипломатии в виде «полу-сахалинских» достижений, в момент, когда Россия готова была опрокинуть японцев, или «плоды» Берлинского конгресса, перечеркнувшие наши достижения в турецких войнах).

Других для Израиля – нет. Они ниже животных. Это основа его религиозных застывших форм и «культуры». Использовать время на себя. Чтобы продлить свое существование до края, за которым ничего нет. Будь нагл: «не обманешь – не продашь». Залог существования – в массе тех, кто является подножием пирамиды. Есть грязные и пожираемые, и «золотой миллиард имеющих бесконечные права». Скрытые манипулятивные агрессивные технологии. Пока живут на свете дураки, обманом жить им стало быть с руки… Идолы, стяжатели, для которых человек как объект купли-продажи.

На онтологический вопрос Э.Фромма: «иметь или быть?» Израиль ответил четко: «конечно, иметь – это и значит быть!»

На другой вопрос: «быть или казаться?» последовал не менее четкий ответ: «для всех казаться всем, чтобы иметь их!» Казаться лучшими управленцами, скрипачами, учеными, банкирами при королях, президентами, каганами  в химере, неважно кем – любой ценой, незаменимыми и лучшими…

 

Русь. Русская цивилизация мотивационно прямо противоположна. «Бог есть Любовь, Истина и Жизнь». А не груда золотого навоза. Привычка и потребность – «раздай нищим», «будь добр». Ничего чужого не надо. Одно внутреннее желание – спастись бы. Даже не себе, а детям. Доверчивость. Открытость. Нежелание «борьбы за права»… Не нужен нам берег турецкий, и Африка нам не нужна… Даже после революционного рассеяния десятки миллионов русских людей не создали нигде агрессивно-паразитических анклавов, не захватывали ни нефтяных отраслей, ни государств…

И так далее… С точки зрения классификации мы цивилизация, инициированная ответным выбором свободной волей заветной цели – Небесного царства. И живущая постоянно в процессе поддержания справедливости, правды. Это обеспечивает вековую устойчивость. И парадокс – при отсутствии стремления к мировому господству – мы крупнейшие в мире. Мы не нуждаемся ни в одной пяди чужой земли. В нашей цивилизации практически мгновенно раскрылись векторы мотивации русского человека во всей красе. Власть нам – дается свыше, а не от людей, и уж тем более не за деньги. Нас избрал Господь, а не мы выбрали себе золотого идола.

По результатам выстраивания князем Владимиром или Иоанном Грозным – величавой Руси, можно выделить основные направления внутренней мотивации русского человека. Мы не взяли нашу форму от Византии. Мы посмотрели и сделали лучше, поставив точку – мы Рим Третий и последний, реализовав внутреннюю энергию наших отношений, избавившись от того, что нас тормозило.

Если б не было в мире зла, то и не нужна была бы сила для его искоренения. Но коль есть зло, и есть добро, то зло нуждается в искоренении, исправлении, а добро и порядок, и все, кто могут следовать им – в защите и мире. За тысячелетия выточена мотивация воина – это честь и служение русскому миру. Быть орудием правды, управления, блюстителем территории справедливости. Где внутренние отношения выстраиваются на основах личной верности, преданности.

Общинный человек, (земской, по Иоанну Грозному), верный и подданный – личность, реализующая свои обязанности там, где в полноте бытия раскрываются его таланты. Трудяга не за честь, а за совесть. Это тоже уже четко прописано в фенотипических чертах. И раскрывается при первой возможности.

Следующий вектор: монашество, монах – кто вошел в меру отказа от своей воли и своего имения. Избрал небесное, оставив земное. Встал в ряды ангелов. На пути очищения и борьбы с лукавым и его губительными соблазнами.

Иоанн Грозный отдельно выделял еще особую мотивационную группу, такую как отшельники (к ним можно прибавить и юродивых, таких как Василий Блаженный или Прокопий Устюжский, оставивший Запад ради Руси). Это уже крайняя точка трансценденции, напрочь, как птицы небесные, отрицающая всякую утилитарность и прагматичность. С точки зрения рациональных или конструктивных цивилизаций – соблазн, бессмыслица, растрата сил, отсутствие пользы… Но мы вовсе не рациональная цивилизация. Мы живем не своим разумом (строящим золотые божества) – берем небесный, сколько может каждый.

Если посмотреть другие примеры – то можно увидеть, как в Грузии, отшельники наподобие Шио Мгвимского, своей тягой к небесному, открывали в других огромные источники социальной энергии. Подтверждая парадоксальную аксиому  трансцендентности: чем более непрагматичными, неутилитарными и далекими от очевидной жизни являются трансцендентные мотивации членов цивилизации, тем большую социальную энергетику они порождают, быстрее и длительнее развиваются.

Жертвенность, способность презреть смерть, способность отказаться от земного – в первую очередь способствуют расцвету и усилению могущества русского общества.

 

Русь Иоанна Грозного, как и Русь князя Владимира, раскрылась как цветок, как продолжение Царства небесного, как только был убран Израиль – кварталы ростовщиков в Киеве и устранены отношения «жидовствующих» с искоренением ереси таковых. Мы убрали то, что крало нашу энергию.

В условиях отказа от прав, и наоборот, приобретения тяжести ответственности, служения –приобретает силу реализованная нами симфония служения высшему и исправления и устроения человеческого общества. Служение государственное – как исправление зла и укрепление добра. Искоренение хищников, волков в овечьих шкурах, и поощрение достойных. Укрепляются монастыри, как многогранные живые организмы (превосходя силой идеи и реализации мысли нынешние институты и НПО), соединяющие разные мотивации – служение веры, воинское искусство, помощь ближним и основу окружающей экономики, крепостную защиту при войнах, нормы культуры, ставшие цивилизационными стабилизаторами на огромнейшем пространстве при полном отсутствии затрат энергии на это…

При этом постоянно, с появлением новых обителей, расширяя границы русской цивилизации – будучи пограничными в «достижимости-уединенности» и на восток, и на север (поначалу и Сергиева пустынь была достижима только для очень сильно желающих ее посетить).

В силу установления имущественных отношений, благодаря прояснению этого вопроса между Иосифом Волоцким и Нилом Сорским – сами монастыри укрепляются, но парадоксально – средства оказываются руках тех, кто отказался от них! Кто нестяжателен и не стремится, чтоб что-то «прилипло к рукам», а наоборот, имеет одно желание – избавиться от этого наказания, и уж тем более не подсчитывает проценты. В очищении мотивационной системы координат русского человека от чуждой, израильской, произошел уникальный взрыв. Мы не просто стали Третьим Римом. Мы стали последним Римом. И сейчас, пройдя все испытания последних десятилетий и столетий, мы вновь призваны к этому состоянию, только уже в ином возрасте, осознанно. Сегодня. Когда победим.

Все это вошло в единую мотивационную систему координат личности русского человека. Все это теперь горит и плавится. Под дыханием войны.

Русь поднялась, показывая на практике аксиому цивилизационной антропологии, что чем меньше прагматики, чем меньше «земного» в заветных целях человека – тем больше социальной энергии, тем развитее, и сложнее, и сильнее цивилизация. На вопросы – быть или иметь? быть или казаться? – мы ответили однозначно: кто живет небесным порядком, служит ему, защищает его, растворяется в нем, тот ведает свое место всему в мире, в частности и этому «иметь», и никогда не будет стремиться ни к какому «казаться»…

И наоборот. Чем больше интереса к презренному, низкому, а уж тем более, когда оно является мерилом и культом, основой «борьбы за права», тем меньше развития, тем короче исторический путь. Тем экстенсивнее предрасположение, тем насущнее поиск новых пастбищ и жертв. И вот Израиль (способ жизни – пожирание слабых в войнах и революциях) добрался до Руси (способ жизни – сильный уникальный защищенный мир). Поскольку есть больше некого. Пришел со своим процентом, ипотекой и кредитом – а значит неизбежными судорогами кризисов и утрат.

 

Следует отметить и другую закономерность, что отношения и взаимодействия между системами и подсистемами общества и внутри них представляют собой обмен информацией. Т.Парсонс выдвинул тезис, что любая система контролируется такой подсистемой, которая обладает большим информационным потенциалом и потребляет наименьшее количество энергии.

Пусть не обольщаются те, кто думает, что русский народ обескровлен и обездвижен. Нам много не надо. Наоборот, мы привыкли уже к такому режиму – крайней экономии потребления внутренней энергии. И в частности, информационный потенциал наш – возникающий от разности неизменного небесного и все более проваливающегося в ад настоящего – только возрастает, поскольку у каждого русского есть внутри объект информации – слово правды (которое есть движение души, по Дионисию Ареопагиту).

Осталось не тратить эту энергию на лишнее.

Осталось ее реализовать.

Кто кого. Укрощение зверя.

С.Дацюк в рамках теории перспективы (основы цивилизационной антропологии), отмечает, что войны будущего неизбежно приобретут цивилизационный характер. Но в классификации войн останавливается на окончании холодной войны в 1991 году. Далее – пробел. Потому что цивилизационное столкновение Русь – Израиль уже не война будущего. Это наше горькое настоящее.

Некоторые прогнозы «войн будущего», составленные в условной таблице, во многом следуют еще духу С.Хантингтона в рассмотрении назревших (или провоцируемых намеренно, как 11 сентября 2001) цивилизационных конфликтов. То, что 1991 стоит как дата окончания некоей войны – не удивительно. Лицом к лицу нынешней нашей войны не увидать. А если и увидать, то во многом парадоксы нынешней войны сложно будет уложить в какую-то стройную теорию. Поскольку в цивилизационной антропологии не рассматривались пограничные ситуации, химерические ядерные цивилизационные «смеси», как возникшая у нас после 1991 года в РФ. Ведь произошло уникальное – столкнулись крайние цивилизационные тектонические платформы. Вернее, вечно блуждающая наехала на нашу, в стремлении подмять.

Нынешняя пограничная ситуация требует не просто теоретического анализа, но зачастую  нелинейно-логичного синтеза разных областей – от теории «малых войн» до структурного анализа общественных связей, от богословия пророчеств до микросоциологии человека и повседневной практики сопротивления… Совокупность такого многомерного подхода позволяет преодолеть стратегические пределы отдельных ограниченных систем (напомним уже упоминавшуюся теорему Геделя о неполноте в рамках «чисто» логических построений).

Так же как в аксиоматике Евклида невозможно описать объекты геометрии Лобачевского и Римана. Или в физике Аристотеля – парадоксы квантовой механики. Цивилизационная антропология, достигнув определенного стратегического предела описания микросоциологии человека, сама нуждается в проверке практикой, из которой возможны только следующие предположения о некоей закономерности событий. И в макрообъектах, таких как присутствующее размытое тождество государства и принадлежности к разного рода цивилизациям, одна лишь наука приводит к возникновению «слепых пятен» там, где очевидно наличие цивилизационного противостояния.

На сегодняшний день таким противостоянием, вулканически горячим и неразрешенным, является «наше»: Русь – Израиль, для кого мы просто пустыня (с «примкнувшими» к нему Западом, для которого мы «территория рабства, варварства и деспотизма», и Востоком, для которого мы «территория войны и перемирия», или «большой больной человек», неразумно тратящий ресурсы).

 

Дьявол кроется в деталях, как Израиль в шкурах выеденных им государств и порабощенных и пережеванных народов. Он предлагал ключи от всех царств, за то, чтоб ему поклониться. Его ждет построение Третьего Храма. Ему строят золотое подножие все, кто включился в «новый мировой порядок».

Сегодня на территории России – вовсе не одна цивилизация. А несколько. Основное предложение, принесенное этим вторжением, новый порядок каждого живущего здесь – умри или соблазнись. И даже если соблазнишься, то точно умрешь. Но не сразу. Потому радуйся, что соседа изгнали с его земли раньше. Запрись и жди смерти. Будь счастлив, что она пришла за тобой не сегодня.

Ведь невозможно просто прийти и убить сотни миллионов русских людей, и уничтожить русскую цивилизацию.

О природе войн говорится довольно точно, что любая радикальная смена системы мотиваций требует таких преобразований, которые происходят за счет внутренней или внешней войны. Разрушение при этом империй или республик, создание их, изменение мировой иерархии и возникновение нового мирового гегемона являются лишь внешним оформлением этих более глубинных процессов.

В религиозных войнах оппоненту навязывается чужая религия, в культурных войнах – чужие нормы, в политических войнах – чужая политическая воля, в цивилизационных войнах – чужая система мотиваций.

Нас будет интересовать в первую очередь – как победить в этой войне. Как выйти. Зачем русскому человеку понадобится победа. Что и кто его поведет. И как остановиться. Где предел русского человека, льющего неминуемую на войне очистительную кровь.

И где начинается исчисление «зверя».

Каков предел мотивации возвращения к цивилизационным истокам и наоборот, как выйти из обыденности и обороны от неминуемой смерти и стать сверх-собой. Слово – есть движение души и продолжение его – есть дело.

Поскольку в нынешней системе разрушения внутренних систем – ты перестал быть собой, то необходимо и каждому лично ответить на «простые вопросы»: как быть собой, а не казаться. Как стать тем, кто ты есть. И выйти из мертвой обыденности.

Не в той системе координат, которая на дворе. А в той, где ты поступаешь по-русски.

И вообще, что это такое? Как преодолеть рабский и низкий, подлый страх «лишения последних прав» и приобрести честь служения? Как научиться жертвовать в мире приобретения, и видеть, как поднять других? С чего начать и к чему вести.

Нас как раз и будет интересовать микросоциология «простого русского человека».

Его мотивационная система, подвергшаяся военным преобразованиям перестройки 80-90-х, и идущих по сей день. И каковы перспективы очистительной войны, восстанавливающей насколько возможно лично-общественную систему мотиваций и его макрообщества – русской цивилизации.

То есть – не вопрос «кто мы и что мы», а вопрос «зачем» воевать вообще. Необходимо ли это и насколько неизбежно вставание с любимого дивана…

Пути войны.

Пути войны – пути выявления истинных внутренних сил русской цивилизации. Только защищая по-настоящему, до последней капли крови, находящиеся под угрозой основы, можно обнаружить – сколько у нас сил и сколько искренне готовых к войне людей (а не «кажущихся» себе такими).

Что такое мотивация? Это ответ на вопрос «зачем». Установка компаса «добра», и что есть «зло» –каково направление от зла к добру, и насколько силен вектор возможного и реального действия. Вектор преодоления страха и вектор нестандартного решения.

Во многом те, кто занимается прогнозами как «геополитики», так и «внутренней политики» (которых пока нет в условиях нашествия), сталкиваются с принципом неопределенности.  Наподобие принципа Гейзенберга, только не на физическом уровне, а с неким антропологическим общественным аналогом. Это выражается в том, что невозможно, например, точно «измерить» социальное напряжение, национальное, духовное, и определить место – вот именно здесь начнется кристаллизация, коллапс, катарсис, именно в этом пространственном положении вспыхнет первая искра очистительной войны. Так же как невозможно установить точное место, состояние, и одновременно массу частицы.

Более того, мир человека еще более «осложнен» тем, что даже если он все сделает «правильно», то результат все равно не  гарантирован. Вернее, он не в человеческих силах и разумении. Но зато можно указать условия, при которых точно ничего не произойдет. Если ничего не делать трансцендентного, небесного, а заниматься только земным. Пророчества о восстановлении Руси сначала сбываются в сердцах, а затем воплощаются, но никак не наоборот. Легких путей выживания нет на пути к победе. Людям «в образе» рыночника даже дай победу – они ее не заметят. Она не полезна. Она не просчитываема.

Изречение апостола: «Духа не угашайте!» – является необходимым. Но не достаточным. Понижение уровня мотивации ведет к ослаблению и далее к разрушению. И более того, потеря тимоса (тех, кто готов пожертвовать жизнью, ради идеи) для некоторой общности – это начало гибели этой общности – не всегда физической, но гибели духовной. Отсутствие тимоса-жертвенности – порождает зависимость от других общностей. Пожалеешь свою жизнь – будешь кормить чужую армию. И своей кровью, и кровью своих детей – отдавать рабскую дань, перестав быть собой. Как размышлял Дмитрий Донской перед Куликовской битвой: «Наше дело собрать силу, а победу дарует Бог».

 

Потому и неопределенны категории тех, кто начинает описывать события в классовом ключе, и упираясь в невозможность следовать этой классификации – переходит к еще более неопределенным «народным массам». Тем не менее, вычленяя в любом случае именно мотивационные составляющие тех, кто действует.

С невозможностью сказать «где именно» будет совершен первый квантовый скачок в иную мотивационную систему – можно с уверенностью сказать, что только он, такой переход, причем в массовом порядке, повлечет кратковременные военные действия, которые описываются во многом как возрождение России. И если не собирать силы, если не желать освободительной войны, если не приближать ее всем существом и сверх того – то никакой победы не будет точно.

Пожелайте войны. Пожелайте очищения. Найдите силы встать. Увидьте честь в этом выборе. Ощутите всю ответственность. За то, что вокруг. За двор, да улицу, город, русский мир и его детей. Ощутите легкость перехода грани от страха погибнуть на чужом пиру к счастью участия в этой нашей войне.

 

 

Каковы основания очистительной войны?

 

1)  Добром в трансценденции геноса, продолжения жизни народа, является жизнь детей. Злом – невозможность реализации рядом с родителями. Мотивация – пусть дети живут лучше… мы умрем, а им достанется хоть что-то… Это путь человека-картошки, готового сгнить в земле, ради плодов, попадающих в более унавоженный район. Это противоречие во многом находит выход в выпихивании детей в город, в образование, в тот мир, где им будет лучше приспособиться.

И одновременно тревожные вести об изменении сознания детей, их покалеченной психике, приобретенной шизофрении от секспросвета до неуважения к старшим – не дают ответа на то, правильным ли было выталкивание детей в тот мир.

Дети принесли уже ответ родителям, что их там, чистых и светлых, никто не ждет. Девочек поизнасиловали по общежитиям кавказцы, мальчики уже стали проколотыми инвалидами или скользкими менеджерами.

Наступает отрезвление от соблазна, принесенного Израилем – за чертой соблазна только смерть.

Разделение души и тела. Разврат.

Дети вернулись и рассказали родителям всем своим видом, что их родительская жертва пока не принесла плодов.

Единственные, у кого из молодежи осталось больше всего запала социальной энергии – самоорганизовались в околофутбол или националистические, патриотические, субкультурные группировки. По разным местным особенностям. Энергия вырывается в первую очередь в очевидном противостоянии этнокриминалу, израильской пехоте. В этом находит выход и приобретенное внутри таких сообществ молодежное братство. И невозможность одиночного противостояния – и уличного, и экономического, когда «черная экономика» побеждает всю остальную, имея преференции по налогам и защите силовиков.

Другой такой неоформившейся группой являются «лишние» русские люди. Вынужденные подрабатывать, а не работать. Выживать, а не жить. Лишенные возможности реализовать личностные амбиции и созидательность. Эта группа менее сплоченна, и не участвовала в активных действиях. Тем не менее в войне уже сможет увидеть перспективы реализации недоубитой души, недорастленного бытия и недоспоенной обыденности.

Это самый обыкновенный простой человек, который молча встанет под ружье. Не зная еще, что его ждет впереди. Но понимая, что так больше нельзя. Человек, идущий от чубайсовского «добра» к чему угодно, от неосталинизма до фашизма. Он не организатор, но исполнитель коллективного движения. В войне будет выручать своих. И сейчас уже при определенных условиях готов перейти «линию фронта» от мертвой полосы, где скопилось аморфное пока большинство – к своим. Но не сразу воевать, а «что-то делать». Для этой мотивационной группы зачастую важнее всего не мнения умников – а скорее соседей, общины, общества, артели. И в ней, на миру – гораздо эффективнее начинает  выплескиваться его социальная энергия, от экономической составляющей, до инициативной. Без общества, общины, круга своих – он так и будет лежать в одной из воронок «ничейной земли», пригибаясь от пуль, «своих» и «чужих».

Простой работящий русский человек, еще до недавнего времени обладавший социальной энергетикой, произведенной внутри более-менее работавшей до начала «перестройки» социальной машины – вдруг увидел свою ненужность, лишнесть, невостребованность. И это тоже рабочие руки будущей горячей фазы войны, которым уже сейчас можно найти применение, но не в форме бессмысленных и уводящих энергию в песок партий, а скорее в форме налаживания общинного быта. Где энергия не отдается Израилю. Где энергия направлена внутрь. На решение общих проблем. Где возрастает заинтересованность русского человека и вовлечение во внутренние проблемы. И если он начнет задумываться и сообща работать в этом направлении – его никто не остановит.

2) Израиль – и есть ходячий кризис. Поскольку ничего не производя, а только «перераспределяя», обменивая простой продукт на бумажки – и порождает кризисы. Кризис – это рвота общества, пытающегося выблевать несъедобное: проценты, ипотеку, кредиты, ваучеры, зеленые бумажки всевозможных пирамид… И наличие общего, перманентного и очевидного для всех кризиса – ведет к необходимости социальных преобразований. Но их Кремль, он же Израиль, он же синагога, не способен произвести никаким образом – ни мирным, ни «политическим». Ведь в своей фантастической неспособности хоть что-то сделать из страха за власть=деньги – ими убито и растлено все: армия, политика, возможности у народа хоть как-то повлиять на события. Им все равно что «впаривать». На самом деле Путин с компанией всего лишь продают худшее в мире государство. Больше ничего не делают. Разве кто-то из русских людей с нетерпением  ждет их появления у экранов? Нет, конечно! Они сами лишь навязывают свой несъедобный продукт, полагая, что при помощи телевидения продать можно все, что угодно. Даже государство – русским. Но одним телевидением сыт не будешь, и потому кризис, как приступ язвы, неизбежен. Поэтому – жди войны. Хотя, лучше, зная об этом – не просто ждать. А хотеть мира. При этом, по латинской пословице – готовясь к неизбежной войне.

3) Очевиден и явно заметен не только «власть имущим», но и всем «подданным» Новой Хазарии, дисбаланс в структуре и в системе мотиваций между различными социальными группами. И это дает возможность выбрать врага, являющегося носителем похожей или отличающейся, однако обязательно конкурирующей структуры мотиваций. Это видно по попыткам даже пенсионеров просто убивать истязателей-чиновников, противостоянию «молодежи окраин» – не только этнокриминалу, но еще и наглым мажорам. И наоборот – по разрастающейся педофильской охоте за нашими беззащитными детьми. Все больше углубляющейся пропасти между выбравшими Израиль, командно-начальственными миллионерами-миллиардерами в «армии РФ» и продаваемыми и унижаемыми «военнослужащими».

Враг появился у каждого русского человека. Хорошо бы еще обзавестись друзьями, своими, сейчас, пока не поздно.Химера заставила тебя выбрать себе врага. А ты еще найди друга.

4) Итак, наличие невостребованной социальной энергетики – есть; кризис – постоянно на дворе, как лихорадка; враг – у ворот. Остался последний вопрос – наличие достаточных ресурсов (человеческих, материальных, организационных, духовных) для ведения войны. Казалось бы, для России никогда не должен был вставать такой вопрос. Уж чего-чего, а «ресурсов» в такой стране как наша – хоть чем ешь, как говорится… Но не все так просто.

Материальное – уничтожается невиданными темпами: те же арсеналы взрываются или перевозятся подальше от центров, от армии и народа. Организационное – дробится и либо ложится под систему, либо идет в лагеря. Устояли – единицы. Духовное – от гундяевской патриархии до более мелких образований – в наложницах у синагоги. Кто устоял и не пошел на поклон – в гонениях. Человеческое, как видим – подверглось сильнейшей внутренней атаке. Если что и как сделать с врагом, человек еще знает, то ЗАЧЕМ – утрачено почти повсеместно. Зачем рисковать и жертвовать жизнью, выходить за пределы обыденности, становиться сверх-собой, в отличие от «себя» в нынешнем кажущемся мире.

Десятилетия заклинаний «только бы не было войны» отчасти сделали свое дело. Притупили наиболее сильную мотивацию русского человека, тимос – жертвенность, что есть в мире что-то, некий незыблемый порядок, заветная Святая Русь, неизменная, за которую можно и даже не жаль, и главное, непреодолимо желаемо стремление – послужить и отдать жизнь.

Небесный порядок.

Наша заветная цель не зависит от других цивилизаций или личностных индивидуальных желаний превосходства человека, меняющихся по ходу пьесы.

Это Божественный порядок, в отношении к которому русский человек и определялся. Так действовал князь Владимир, так строил государство Иоанн Грозный.

Мотивационная структура, преодолев родо-племенное бытие, раскрылась не в форме жестких непреодолимых границ сословий, но в красоте единства и нераздельности бытия каждого человека, который определялся по отношению к этому порядку.

Служение этому порядку, священство, и защита этого порядка, царство – раскрылись, как присущие наиболее сильной мотивации, жертвенности, тимосу. И крайние формы – отшельничество, растворение в этом порядке, и монашество, как отказ от земного имения и от внутреннего – воли, и верное земное воинство. Большинство же, народ, жили этим порядком, реализуя мотивации общности, этические, различения добра и зла, жизни по правде; экзистенциальные – в каких условиях и в каких пределах обустраивается русская жизнь; генетические – видя смысл в потомстве и передаче им всех норм этого порядка. Заметим, никто не жил для себя, не реализовывал лично-корпоративных целей. Та, справедливая, чистая, заветная Русь (любая цивилизация ориентируется именно на заветные цели, взять хотя бы «американскую мечту», ведущую американца по жизни) – отсекала любую возможность вхождения в нее несправедливого, надменного, трусливого, погрязшего в страстях и стяжании. Пусть русского человека – путь чистоты и избавления от лукавства.

Весь мир был землей освобождения – где можно жить согласно с этим порядком. Только сочетанием всего, что согласовано с этим порядком – человеческого, материального, организационного, духовного – можно победить в наступившей войне. Основные стадии уже видны – если сейчас в действиях «приморских партизан» или постоянном беспокоящем оккупанта волнении городской молодежной «герильи» можно увидеть отдельные сполохи «малой войны». То на следующем этапе – придет черед всех взаимодействующих сил этого порядка. В нем нет лишних. Более того, при расширении территории, освобожденной от пресса анти-цивилизации, обнаружатся и те, кому нужен как воздух этот порядок, и кто беззащитен без него. Только таковы ориентиры и границы действия. Только таковы внутренние грани, не позволяющие человеку превратиться в кровавое революционное животное (с помощью которых терзали как Русь, так и многие современные страны).

Очищению нет предела. Разве вопрос наведения порядка остановится только перед вопросами разделения Руси? А Сербия? или Константинополь? Но все это должно вырасти из простого «зачем». Из ответов на вопросы:  зачем тебе нужно, чтоб твой потомок не был скользким менеджером с улыбочкой, предлагающим со скидкой пылесос в «Эльдорадо», и мечтающим смыться поскорее в ночной клуб?… Зачем тебе чернокожий футболист, лапающий твоих дочерей? Зачем тебе важно положение русской бабушки в глухой загибающейся деревне? Зачем искоренять кавказскую дедовщину? Зачем заступаться за человека, посаженного за неправду? Зачем защищать русскую девушку? Зачем препятствовать продаже детей на органы? Или избиению детей-сирот в интернатах? Зачем не быть тем, кем хотят тебя сделать – валяющимся в собственной подлости в свинарнике Хазарии, ждущим момента, когда от тебя зачистят твою же землю?

Эти многочисленные «зачем» – и есть основные вопросы нынешней войны.

В одном маленьком зачем – миллионы капель крови, пролитых беззащитными.

В одном всего лишь зачем – реки слез, пролитых теми, кого никто не защитил.

И ответом должно стать действие.

С мотивацией вектора очищения – по отношению к смерти, к добру и злу, к предкам, к потомкам. На этом пути есть очищаемые и очищающие, просвещаемые и просвещающие. Чистота этих отношений – основывается на силе и чистоте веры, искренности, мире в душе, но не тождественна им. Скорее имеет место обратная зависимость: только на этом пути русский человек становится самим собой и обнаруживает все новые открывающиеся горизонты, как внутреннего совершенства, так и внешнего делания. Не поддающиеся разуму. Но равные любви.

Наш мир – расширяющийся – вперед и вверх. К Святой Руси. Где ты станешь тем, кто ты есть. Рядом со своими.

Те, кто готов действовать, связаться с нами. жми сюда